Полтора ужаса: экономисты объяснили, чего ждать от нового бюджета РФ

0
9

В проект федеральной казны заложили расходы на усиление ручного управления

Проект федерального бюджета на 2018–2020 годы уже вовсю рассматривается Госдумой, которая в конце этой недели, как ожидается, примет документ в первом чтении. В 30 килограммах бумаг, отправленных в парламент, содержатся важнейшие для жизни всей страны цифры: сколько денег государство собирается заработать и на что планирует их потратить. Что касается доходов, то тут в бюджете впервые закручен нефтяной кран в пользу поиска других источников поступлений, а структура расходов похожа на раскладку по текущему году. С одной поправкой: 2018‑й — год выборов, поэтому на социалке в этот раз решили экономить поменьше.

Пока в Госдуме идет сложный, но предсказуемый процесс по принятию проекта федерального бюджета, независимые эксперты провели собственное обсуждение главного финансового документа страны.

«Три отличительных черты проекта бюджета на 2018–2020 годы — излишняя жесткость, предвыборный характер и усиление ручного управления» — так охарактеризовал подготовленный правительством документ профессор Высшей школы экономики Игорь Николаев на заседании Экономического клуба ФБК. То, что предстоящие выборы серьезно изменили акценты в расходах, видно на примере финансирования «социалки», поясняет экономист: в 2018 году заложен рост государственных трат на здравоохранение на 18%, на ЖКХ — на 73,6%.

«Однако положение дел существенно меняется сразу же в 2019‑м: по здравоохранению планируется снижение расходов на 7%, по ЖКХ — более 20%. Вот такие качели в бюджете создали выборы», — говорит эксперт.

Обращает на себя внимание и статья расходов на национальную экономику, в частности, графа «общеэкономические вопросы», добавляет Николаев. Если в 2017 году на нее полагается 19,7 млрд рублей, то потом виден стремительный рост: в 2018 году — 170 млрд рублей, а в 2020 году — 422 млрд рублей.

«Что такое общеэкономические вопросы? Это расходы на мероприятия по отдельным поручениям президента. Их объем сопоставим с текущими расходами на образование, а в трехлетней перспективе это в 5 раз больше, чем расходы на космос, и в 10 раз больше, чем на физическую культуру. А ведь еще в 2015 году на эти цели расходовалось всего 1,5 млрд рублей», — отмечает профессор и делает вывод, что создание такого своеобразного «резерва» означает усиление ручного управления в экономике и совсем не характеризует бюджет как прозрачный. По его мнению, такой бюджет вряд ли обеспечит декларированную правительством задачу выйти на рубеже 2019–2020 годов на темпы роста выше мировых — то есть 3,5% ВВП в год.

Директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель в свою очередь напомнил, что оценить участие государства в экономике и объем расходов по функциональным направлениям сложно, когда в распоряжении есть лишь проект федерального бюджета, который является лишь частью бюджетной системы государства наряду с бюджетом расширенного правительства, верстаемом позднее. Он складывается из региональных бюджетов и внебюджетных фондов.

«Есть направления, в частности, нацоборона, нацбезопасность, правоохранительная деятельность, которые финансируются только из федерального бюджета. А вот на образование средства тратятся в основном из региональных бюджетов, на здравоохранение — из внебюджетных фондов. Таким образом, оценить конечные расходы бюджетной системы по многим социальным статьям можно лишь с учетом расширенного бюджета», — подчеркнул Кнобель и сделал вывод, что в целом о бюджете на 2018 год и плановый период можно говорить со сдержанным оптимизмом. По его словам, проблемы есть, эффективность расходов под вопросом, но структура казны выглядит лучше, чем в 2015 и 2016 годы, — расходы на нацоборону и безопасность придержали, на социалку — установили на стабильном уровне. «Как в том анекдоте: это ужас, но не ужас-ужас-ужас!» — вспомнил старый анекдот эксперт, характеризуя бюджет.

Директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич со своей стороны напомнила, что в прошлые годы расходы на нацоборону действительно росли невероятными темпами: в 2015 году — на 28%, в 2016‑м — на 19%. «Если в следующих годах оборонка сбавит обороты, то это уже хорошо, но все равно бюджет — это не ужас, а полтора ужаса, — поправила коллегу эксперт. — Что касается регионов, то тут чемпионом по расходам на нацэкономику является Москва, на втором месте — Санкт-Петербург, но у него уже в четыре раза меньше бюджет, а вся остальная страна ползет если не кладбище, то в другом известном направлении».

Лучшее в “МК” – в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии