России нужны супер-работники: новая экономика поставила ультиматум

0
14

Модный тренд или шанс на выживание?

До 2020 года Россия потеряет около 3 млн человек из общего числа трудоспособного населения. Восполнить эту потерю можно лишь повышением производительности труда. А это невозможно сделать без создания высокопроизводительных рабочих мест (ВПРМ).

Устали от перемен

Эта задача возникла отнюдь не сегодня. 7 мая 2012 года вышел указ Президента РФ о создании в стране к 2020 году 25 млн ВПРМ. Впрочем, их появление зависит не столько и не сколько от директив руководства государства, а от векторов развития экономики. С 2011 года число ВПРМ возросло на 4 млн, или на 31%.

В различных отраслях этот процесс шел неравномерно. В обрабатывающей промышленности их количество снижалось, а вот в таких секторах, как транспорт, связь, в сфере услуг — росло.

Бесспорным лидером по числу ВПРМ является Москва. Здесь самый высокий показатель выработки на одного человека — 1,6 млн руб. Этот процесс мог бы идти еще интенсивней. По словам директора института экономики роста им. Столыпина Анастасии Алехнович, сегодня бизнес испытывает большую неуверенность и тормозит собственное развитие.

С чем это связано? В первую очередь с неопределенностью экономической политики государства. Все постоянно меняется: налоговые ставки, размеры тарифов, стоимость кредитов. На данном этапе основные усилия правительства и ЦБ сосредоточены не на увеличении темпов роста, не на создании благоприятных условий для бизнеса, а на сдерживании инфляции.

За последнее десятилетие снизилась рентабельность бизнеса, зато выросла фискальная нагрузка на него. Постоянно растут требования к инновационной продукции. В частности, увеличивается стоимость и усложняется процедура ее сертификации. Между тем ценность ее в нынешнем виде весьма сомнительная. Она скорее сдерживает, чем помогает развитию.

Москва или Калифорния?

Экономика будущего связана с развитием таких сфер, как IT-технологии, биотехнологии, искусственный интеллект. Но в большинстве регионов России пока нет условий для интенсивного развития этих направлений. В этой связи флагманом прогресса неизбежно становится Москва. Если ей удастся продвинуться по ним вперед, это может стать важным примером и стимулом для всей страны.

В Москве 26% компаний в той или иной степени занимаются экспортом. Как считает президент Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Алексей Репик, сейчас если продукция идет на экспорт, то это означает, что ей присвоен своеобразный знак качества.

Именно объем и номенклатура экспортных поставок и определяет в значительной степени лицо экономики. Ведь на внешних рынках ей приходится конкурировать с производителями со всего мира. Те компании, которые стремятся стать экспортерами, и создают в первую очередь ВПРМ. А они повышают и общий уровень жизни, и увеличивают налоговые поступления. Сегодня как никогда нужно улучшать предпринимательский климат, вот только смысл этого термина претерпевает существенное обновление. В первую очередь на него следует смотреть глазами человека. Нам всем давно пора понять, что именно творческий потенциал людей генерирует добавленную стоимость. И если кто-то решит, что ему лучше жить в Калифорнии, а не в Москве, то и произведенный им доход будет наполнять копилку американского штата, а не российской столицы.

«Закон «чем больше генерируется нового, тем лучше качества существующего» в настоящее время приобретает особое значение», — считает Алексей Репик. Невозможно жить по старинке, зачастую приходится насильственно внедрять среди населения цифровые ноу-хау. Если этого не делать, пустить процесс на самотек, мы надолго застрянем в прошлом.

Борьба классов

Если раньше мы постоянно говорили о расслоении города и деревни, то теперь межа проходит внутри городской цивилизации: между теми, кто активно участвует в цифровой экономике, и теми, кто оказывается за ее бортом. Это весьма тревожная тенденция, когда внутри одного общества формируются два, по сути дела, плохо сообщающихся между собой общественных сосуда. У этих людей разные представления о мире, разные политические установки. А следовательно, им трудно договориться между собой о том, как должна развиваться страна.

Согласно исследованию компании McKinsey, объем рынка вещей в Интернете к 2025 году достигнет $2 трлн. Кто быстрее его освоит, тот получит колоссальные преимущества. А это, в свою очередь, влечет за собой существенное улучшение среды обитания.

Сегодня в Москве в этом плане отмечается немалый прогресс: средняя продолжительность жизни превысила 77 лет, что свидетельствует о качественной медицине. Все больше творческих людей выбирают для жизни российскую столицу. Это крайне важно на фоне того, что в мире идет погоня за человеческим интеллектом, который генерирует доход. Москва все более отчетливо делает ставку на таких людей, что уже приносит определенные дивиденды.

Пройдет не так много времени, и каждый крупный город главным образом будет оцениваться по двум факторам: удобно ли проживание в нем и есть ли здесь компетенции, которые востребованы миром. Отсюда огромное значение образования, без которого невозможно достичь ни того, ни другого. Столичные компании должны не только участвовать в цепочках добавленной стоимости, но и управлять ими. Если это получится, то можно говорить о том, что страна выходит на качественно иной уровень.

Ломом и кувалдой

Сегодня ВПРМ создаются не только на производстве. По словам вице-президента ТПП РФ Елены Дыбовой, в последнее время наш социальный бизнес научился капитализировать социальные услуги. И с точки зрения создания высокооплачиваемых рабочих мест это становится важным направлением. По ее мнению, пора посмотреть на эту проблему гораздо шире. Все больше создается удаленных рабочих мест: эти люди для создания продукта с большой добавочной стоимостью не нуждаются в технопарках и технополисах, на которые сегодня делается ставка. И при разработке экономической стратегии нужно учитывать их специфические интересы. Иначе есть реальная опасность, что мы будем вкладывать немалые средства не туда.

СССР ставил амбициозные задачи, в том числе и для ликвидации своей технологической отсталости. Такая опасность существует и сейчас. У нас в регионах, да и в Москве, еще много делается, образно говоря, ломом и кувалдой, замечает вице-президент ТПП. Зачастую мы просто обманываем себя. Например, когда оцениваем экономические достижения по высокооплачиваемым рабочим местам. Но не секрет, что в газодобывающих и нефтяных компаниях даже простые клерки получают хорошую зарплату не за счет высокой эффективности своего труда, а благодаря природной ренте.

Новую экономику невозможно создать без новой культуры. Речь идет не об искусстве, а о системе новых кодов, которые нацеливают общество и конкретных людей на созидательный труд. Иначе указ Президента РФ так и останется по большому счету еще одним благим пожеланием.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии