Вместо нефтедолларов: доходы граждан становятся главным источником казны

Под прессом государства

Период низких цен на нефть закончится еще не скоро. Согласно прогнозу Минэкономразвития в 2018 году средняя цена составит 43,8 долл. за баррель. В обозримой перспективе «черное золото» не будет радовать сверхдоходами. Но есть и хорошие новости. На заседании правительства Дмитрий Медведев сообщил, что за первое полугодие доходы бюджета увеличились на 14 процентов, превысив 7 трлн рублей. А если сравнивать с тем же периодом прошлого года, рост составляет 21,5 процента. Меняется и структура доходной части. «Сейчас мы больше получаем денег от налогов и сборов, чем собственно от продажи нефти и газа», — отметил глава правительства.

По информации Федеральной налоговой службы, поступления в бюджет от налога на прибыль выросли на 17 процентов, от НДС — на 15, от акцизов — на 17, от НДФЛ — на 8.

Но, несмотря на стахановские показатели роста собираемости налогов, бюджет остается дефицитным. Бывший министр финансов Алексей Кудрин видит проблему в системе госуправления, которую назвал старой скрипучей машиной с низкой скоростью и небольшим результатом деятельности. Возглавляемый экс-министром Центр стратегических разработок подсчитал, что лишь 38 процентов чиновников занимаются своими прямыми обязанностями, а остальные решают сиюминутные задачи.

Однако сокращение госаппарата и повышение его эффективности — это технократический подход, который таит в себе политические риски. Чиновничество является несущей опорой политической системы страны. Сокращать аппарат, выполняющий важные системные задачи, опасно.

Может, сверхбогатые помогут стране? Bloomberg Billionaires Index сообщил, что в период с января по август 2017 года российские капитаны большого бизнеса увеличили свой совокупный капитал на 17 млрд долларов. Индекс учитывает доходы 28 долларовых миллиардеров страны. Но отечественные капиталисты не демонстрируют повышенной инвестиционной активности внутри страны, а государство не торопится вводить прогрессивную шкалу налогообложения.

На иностранных инвесторов в условиях санкционного давления на Россию тоже особо не приходится рассчитывать.

Остается последний ресурс — население страны. Было время, когда с высоких трибун говорили о том, что люди — это «вторая нефть» России. Поскольку «первая нефть» подешевела и в течение нескольких лет вряд ли будет дорожать, то увеличение прибылей со «второй нефти» — вполне закономерный шаг и реальная стратегия власти на предстоящие годы.

Эта стратегия имеет два аспекта. Первый — сокращение социальных выплат и льгот. Второй — повышение налогов, тарифов и разного рода сборов. Иными словами, финансовые обязательства государства будут сокращаться, а обязательства граждан и бизнеса — возрастать.

В качестве примера можно привести прорабатываемую сегодня идею расширения налогооблагаемой базы за счет самозанятых. В Госдуме идет работа над законопроектом, предусматривающим создание реестра официально не трудоустроенных граждан трудоспособного возраста, который уже окрестили «реестром тунеядцев». Они провинились в том, что пользуются государственной помощью — например, бесплатной медициной, — но не делают отчислений в Пенсионный фонд и ФОМС. Сейчас предлагается взимать с «тунеядцев» налог в размере 25 тыс. руб. в год. Но эксперты еще определяются с окончательными цифрами. По словам министра труда и соцзащиты Максима Топилина, при налогообложении самозанятых будет учитываться имущество, находящееся в собственности.

По подсчетам Росстата, в России сегодня около 15 миллионов «тунеядцев». Некоторые аналитики называют цифру 30 миллионов. Но, как показывает практика применения «закона о тунеядцах» в Белоруссии, передовой опыт которой берется на вооружение, реально платит налог меньшинство от «официальных тунеядцев». Обсуждается также идея ограничить «тунеядцам» получение бесплатной медицинской помощи и других социальных льгот. Но проблема в том, что согласно статье 7 Конституции РФ: «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Совсем бросить на произвол судьбы официально неработающих будет незаконно. Словом, бороться с дефицитом бюджета чиновникам, похоже, придется более изощренными способами.

В этой связи интересно недавно опубликованное исследование Высшей школы экономики (ВШЭ) о заработках проституток, размещающих свои объявления в Интернете. Изучив рынок онлайн-проституции в Москве, ученые выяснили, что среднестатистическая работница в сфере секс-услуг — «девушка 29 лет, ростом около 170 см, которая весит 57 кг и имеет третий размер груди». Средняя цена услуг за час в апартаментах — 3818 рублей (данные за осень 2015 года). Средняя стоимость часа с выездом — 7211 рублей. Дополнительные и экстремальные услуги повышают ценник.

Даже без экстрима у проституток такая почасовая оплата, о которой многим работающим в легальном секторе приходится только мечтать. В контексте намечающейся борьбы государства с «тунеядцами» зловеще для «жриц любви» звучат эти слова: «Авторы исследования полагают, что их выводы в дальнейшем позволят оценить эффективность возможных направлений государственной политики в отношении проституции».

Взимать 25 000 рублей в год с девушек, которые отобьют расходы за несколько дней, как-то несерьезно. Можно, конечно, обязать их регистрироваться индивидуальными предпринимателями, но это будет означать легализацию проституции. А тут встает вопрос «духовных скреп». Вряд ли чиновники отважатся приравнять жриц любви к добропорядочным гражданам. Зато на них можно обрушить лавину морального осуждения за то, что те: 1) нарушают моральные нормы; 2) не платят налогов. Проститутки — очень удобная мишень для популяризации идеи «закона о тунеядцах».

На волне борьбы с «женщинами с пониженной социальной ответственностью» можно будет взяться за репетиторов, домработниц и прочие категории граждан, не платящих государству налогов.

Задача, естественно, будет решаться и другими методами. Давно идут разговоры о повышении пенсионного возраста, и после президентских выборов эта идея имеет большие шансы на реализацию. Не приходится сомневаться, что будут изобретены и другие способы избавления от «социального бремени».

«Вторая нефть» уже отреагировала на такую «заботу» снижением рождаемости — минус 11 процентов в этом году. Люди, занятые выживанием, не решаются заводить детей. Но и выживать становится все сложней. Реальные доходы населения продолжают снижаться, а расходы растут. По данным Объединенного кредитного бюро, 7,1 миллиона россиян не платят по своим долгам, являясь, таким образом, потенциальными банкротами. Кстати, 76 процентов случаев банкротства приходится на кредиты наличными, берущиеся, как правило, на неотложные нужды.

Есть ли та черта, за которой терпение людей кончится и государственный пресс упрется в стену недовольства? Точного ответа на этот вопрос нет. Но следует отметить важную особенность происходящего процесса. Долгие годы политическая стабильность обеспечивалась тем, что основные доходы приносила продажа сырья. В кошельки граждан так глубоко не залезали. Теперь главным источником казны становятся «вторая нефть». Что же государство предлагает взамен?

Избирательная борьба с коррупцией не решает системно проблему коррумпированности государственной машины. Сверхбогатые становятся еще богаче, имущественное расслоение увеличивается. Роскошная жизнь чиновников и госменеджеров, огромные траты на чемпионаты, всевозможные фестивали и помпезные «стройки капитализма» на фоне ухудшения материального положения большинства порождают запрос на приведение в порядок самого государственного пресса. И этот запрос надо будет удовлетворить. Не стоит забывать, что нефть — горючее. «Вторая нефть» может взорваться в самый неожиданный момент.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии