Актив «Норникеля» в Африке заинтересовал семью эмира Дубая

0
17

​У горно-металлургической компании «Норникель», крупнейшим акционером которой является Владимир Потанин (30,4%), появилась возможность добиться получения $271,3 млн за свою африканскую компанию Nkomati (рудник с запасами 113,5 млн т руды и два обогатительных завода суммарной мощность 5 тыс. т никеля), которой она владеет с 2007 года и пытается продать последние три года.

«Норникель» получил 50% в Nkomati (остальные акции — у African Rainbow Minerals) и 85% в Tati Nickel Mining (остальные акции — у правительства Ботсваны) в результате приобретения компании LionOre Mining International Ltd в 2007 году. Компании разрабатывают крупные медно-никелевые месторождения в ЮАР и Ботсване соответственно. В 2014 году российская компания, решив избавиться от непрофильных и зарубежных активов, договорилась о продаже своих африканских проектов компании BCL за $337 млн. В 2015 году сделка по продаже Tati Nickel была закрыта (при этом «Норникель» оценивал свою долю как отрицательную), а в отношении 50% Nkomati BCL свои обязательства так и не исполнила, хотя «Норникель» в итоге снизил стоимость Nkomati с учетом падения цен на никель до $271,3 млн.

В октябре 2016 года правительство Ботсваны начало процедуру добровольной ликвидации BCL. В ноябре 2016 года «Норникель» обратился в Лондонский суд и суд Ботсваны, чтобы добиться выплаты этой суммы.

Сейчас интерес к покупке BCL проявила инвестиционная группа Emirates Investment House (EIH) из ОАЭ, представляющая интересы семьи эмира Дубая, сообщил РБК Найджел Диксон-Воррен, консультант по налогам и сделкам KPMG, которая занимается ликвидацией BCL. «Спор с «Норильским никелем» она берет на себя — это одно из условий сделки», — пояснил также Диксон-Воррен. Об интересе со стороны инвестора из ОАЭ не раз говорил и министр минеральных ресурсов, энергетики и экологии Ботсваны Садик Кебонанг. Источник, близкий к руководству «Норникеля», также знает об интересе группы из ОАЭ к BLC.

К концу апреля EIH должна подготовить предложение по цене, которую она готова заплатить за Nkomati, сообщил консультант KPMG. Правительство Ботсваны уже разрешило арабской компании провести due diligence активов. Однако сделка возможна только после завершения процедуры предварительной ликвидации компании, которая сейчас идет, говорит он. «Emirates Investment House очень заинтересована в покупке акций BCL, но их продажа возможна только после окончания процедуры ликвидации — когда будет урегулирован вопрос с кредиторами», — заявил он.

В правительстве Ботсваны РБК получить комментарий не удалось, Emirates Investment House не ответила на запрос РБК. Представитель «Норникеля» сообщил, что «мы приветствуем любые действия, которые приведут к тому, что сделка будет закрыта».

Управляющий партнер адвокатского бюро «Юшин и партнеры» Анатолий Юшин считает, что наибольшим риском для «Норникеля» является банкротство BCL и последующая распродажа ее активов по бросовым ценам. «В таком случае компания действительно лишится денег, а сейчас BCL находится лишь в предварительной стадии ликвидации и может быть продана новому собственнику после расчетов с кредиторами», — полагает он. При этом старший юрист адвокатского бюро «Некторов, Савельев и партнеры» Михаил Халецкий отмечает, что «если инвестор купит акции ботсванской компании, то у «Норникеля» сохранится возможность истребовать у нее деньги, но сам арабский инвестор не будет отвечать перед российской компанией». Арабский инвестор, по его мнению, может потребовать дисконта при определении цены продажи акций у текущего собственника — ботсванского правительства, «поскольку удовлетворение иска «Норникеля» приведет к изъятию денег из ботсванской компании, а следовательно, уменьшению стоимости купленного актива».

Аналитик «Алор Брокер» Кирилл Яковенко считает низкой вероятность того, что «Норникелю» удастся выиграть суд у правительства Ботсваны в ботсванском суде, от которого необходимо добиться разрешения на судебное преследование в Лондоне, поскольку BCL находится в процессе ликвидации​.

Emirates Investment House входит в состав многомиллионной инвестиционной империи Emirates House Group. По данным Botswana Guardian, группа приобретает ботсванский актив в интересах семьи эмира Дубая, к которой близок председатель совета директоров холдинга Аб​дулла Мангуш. «Шейхи неоднократно заявляли, что покупка активов BCL откроет им доступ к богатой минеральной базе Ботсваны», — сообщает издание. Общий долг BCL перед кредиторами составляет около $85 млн. По оценке издания, эмиратской компании потребуется около $720 млн, чтобы получить место на привлекательном рынке минеральных ресурсов Ботсваны.

В октябре 2016 года министр минеральных ресурсов, энергетики и экологии Ботсваны в интервью Reuters заявил, что у правительства страны нет денег, необходимых для работы BCL. «Снижение качества меди, которое наблюдалось на протяжении многих лет и ухудшилось из-за недавнего падения цен на сырьевые товары, осложнило эксплуатацию рудника», — сказал Кебонанг. В результате правительство запустило процесс добровольной ликвидации. 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии