Чудеса импортозамещения: “Сделано в России”, привезено из-за границы

Отечественный ТЭК столкнулся с проблемой при попытке отказаться от зарубежных оборудования и услуг. Несмотря на несколько лет действия различных профильных программ и вложенных миллиардов, зачастую «российские» инжиниринговые компании предоставляют все те же иностранные технологии, наклеив ярлык “Сделано в России”

 

По оценкам журнала «Экспозиция нефть газ», в целом по нефтегазовой отрасли зависимость сохраняется на уровне около 70%.

Этот показатель практически не снизился даже в связи с введением американских и европейских санкций: поставщики либо зарегистрировались в России и теперь выдают себя за российские предприятия, предлагая все те же самые технологии, либо ищут пути поставок в обход ограничений и запретов. Самый яркий пример в этом направлении – скандал с установкой в Крыму турбин Siemens.

Столь явное нежелание покидать российский рынок вполне объяснимо: в России ежегодные вложения в топливно-энергетический комплекс достигают 2% от ВВП – 1,5 трлн руб. Упускать такие деньги, а также контроль над стратегически важным направлением западные предприятия не намерены.

Эксперты отмечают, что без определенного противодействия темпы импортозамещения в целом по нефтегазовой отрасли могли бы быть гораздо выше.

О сложностях говорит и опыт «Газпрома», работающего в направлении импортозамещения уже несколько лет. Еще в 2012 году создана ассоциация производителей оборудования «Новые технологии газовой отрасли», которую возглавил в статусе председателя правления Алексей Миллер. В 2015 году в ПАО «Газпром» появился профильный департамент импортозамещения, который отвечает за поиск и внедрение новых технологий, оборудования, материалов для ускорения процесса замены импортной продукции отечественными аналогами. Несмотря на все эти усилия, готовность финансировать проекты со сроком реализации свыше 5 лет и предоставление гарантий востребованности конечного продукта, отечественные предприятия, занимающиеся действительно оригинальными разработками, а не переклеиванием ярлыков, привлекли лишь около 1 млрд руб. Даже на таких условиях предприниматели считают, что им выгоднее создавать «прокладки» для «русификации» технологий за счет их перерегистрации в России.

Сохраняется проблема и в терминологии – что именно считать российским.

Об этом, в частности, рассказала уполномоченная по УрФО Российско-Германской внешнеторговой палаты (ВТП) Марина Чеботаева в интервью газете «АиФ-Урал».

«Складывается парадоксальная ситуация: если предприятие принадлежит российской фирме – то пусть она закупает большую часть комплектующих за рубежом, но все равно продукция считается российской»,

– заявляет Марина Чеботаева.

Такая ситуация приводит к тому, что деньги теряют сразу несколько отраслей экономики; от представителей науки, занимающихся теоретическими разработками и НИИ, где они приобретают прикладной характер, и до строительных и монтажных компаний, которые вынуждены под видом российских технологий приобретать зарубежные разработки. При этом ряд компаний даже в названиях не скрывает своего немецкого, американского или британского происхождения.

В результате проекты, реализуемые полностью российскими предприятиями, можно пересчитать по пальцам. В случае с «Газпромом», где это направление развивается наиболее активно, есть несколько подрядов, которые российские производители получили по схеме EPC (Engineering, Procurement and Construction), то есть «под ключ» – от разработки технологических решений до получения всех необходимых разрешений и лицензий и строительства объекта.

В частности, технологическая компания «Петон» занимается разработкой и строительством объектов в Новом Уренгое, где реализована ее технология переработки (деэтанизации) газа, извлекаемого из конденсата ачимовских и валанжинских залежей для снабжения сырьем нового газохимического комплекса. Еще один крупный проект – завод сжиженного природного газа в районе компрессорной станции «Портовая». Но и в этих проектах, которые являются, по сути, максимально приближенными к понятию «импортозамещение», применяются, в том числе, и зарубежные технологии. Например, при реализации проекта завода СПГ используется лицензионная технология германской инжиниринговой компании Linde AG. Стоит отметить, что оборудование преимущественно изготавливают российские производители.

«Мы начинали заниматься импортозамещением еще до того, как это слово вошло в моду лет 10-15 назад, – рассказывает академик РЭА, лауреат Государственной премии в области науки и техники Борис Алексеев. – Было очевидно, что сфера ТЭК – это та отрасль, в которую наши «партнеры» будут пытаться активно вмешиваться, а это, все же, надо признать, для нашей страны очень важное направление».

Несмотря на это, по словам Алексеева, сделать удалось не так уж мало: «Если взять насосы, теплообменники, потоковые анализаторы – это практически все теперь нашего производства. У нас есть свои технологии гидроразрыва пласта, но не для разработки сланцев, как в Америке, а для повышения коэффициента отдачи пласта. Про Московский нефтеперерабатывающий завод когда-то столько всего плохого говорили – а сейчас он принадлежит группе компаний «Газпром», и это одно из лучших предприятий. Даже глубина переработки взлетела. Если раньше была 60%, а остальное уходило в мазуты и шламы, то сейчас это уже 80%. Этак скоро нам мазутов уже не будет хватать – все уйдут в переработку».

О проблемах при попытке избавиться от иностранной зависимости говорят и представители профильных научно-образовательных учреждений.

«Реальные шаги, конечно, есть. Если 5-6 лет назад большинство предприятий ТЭК было ориентировано на импортные комплектующие, то сейчас за счет позиции президента и участников рынка идет замена на отечественного производителя», – поясняет ректор Уфимского государственного нефтяного технического университета, президент Академии наук республики Башкортостан Рамиль Бахтизин.

При этом эксперт отмечает: «Конечно, есть и определенное противодействие, и отказы со стороны руководства компаний, но это будет преодолеваться. Тем более что возможности есть, у многих направлений в истоках лежат разработки именно наших ученых. Нужна, конечно, поддержка. Некоторые говорят, мол, участвуйте наравне с импортом – это не совсем правильный подход. Своего производителя надо поддерживать. Да и к тому же это стратегическая отрасль, которая требует особого подхода. Политическая ситуация может меняться, могут появляться новые санкции, вспомните хотя бы недавнюю нашумевшую историю с турбинами Siemens в Крыму».

Тем не менее, одним из приоритетов российского газового гиганта является максимальная независимость от импортного влияния в результате перехода на продукцию отечественных разработчиков и производителей. Но пока поводов для оптимизма не так много. В том числе и из-за того, что отечественным производителям предстоит проделать большую работу по повышению качества своей продукции.

«Сегодня локализация упирается в проблему отсутствия поставщиков комплектующих. Как бы ни хотелось закупать комплектующие в России – иногда их просто не найти необходимого качества»,

– поясняет Марина Чеботаева.

По мнению экспертов, отставание многих игроков рынка обусловлено не отсутствием достойных аналогов у российских производителей, а вполне осознанной позицией руководства крупных предприятий нефтегазовой отрасли, привыкших к определенным личным преимуществам, получаемым при работе с зарубежными поставщиками.

«Стремление к импортозамещению вполне ожидаемое и оправданное. Более того, российские предприятия на 85-90% готовы заменить своей продукцией зарубежные поставки, – поясняет изобретатель, доктор технических наук, профессор Наум Самойлов. – Дело в том, что для руководителей не всегда интересно отказываться от сотрудничества с зарубежными партнерами. У нас и в собственной практике был опыт, лет 10-12 назад, когда одно из предприятий ХМАО отказалось использовать наши сорбенты, заявив, что они закупали, закупают и будут закупать их за рубежом. Годы прошли, но отношение так и не изменилось. Нельзя сказать, что это однозначно финансово мотивируется бонусами, но контакты, связи, поездки – все это влияет на позицию руководителей».

Возможно, ситуацию изменит общий экономический кризис, который при всех своих минусах все же дает шанс предприятиям, у которых уже имелся серьезный научно-технический потенциал, не уступающий зарубежным разработкам, но при этом отсутствовали финансовые возможности для их реализации и вывода на рынок. В условиях нестабильного курса рубля финансирование отечественного инжиниринга в конечном итоге может оказаться выгоднее валютных закупок, где стоимость к тому же растет за счет многочисленных фирм-«прокладок».

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии