Леонид Парфенов: антисемитизм в СССР – это тайна Сталина

В российский кинопрокат выходит заключительная часть документальной трилогии “Русские евреи”. Автор и ведущий фильма дал интервью DW.

На киноэкраны России выходит заключительная часть трилогии Леонида Парфенова “Русские евреи”, которая охватывает советский период истории, начиная с 1948 года. Напомним, в первом фильме автор сопровождал зрителя от столицы Киевской Руси, где уже в XI веке имелся еврейский квартал, до революционного Петрограда 1917 года. А второй фильм трилогии охватил тридцатилетие с 1918 по 1948 годы.

В интервью Deutsche Welle известный журналист, телеведущий, лауреат российской национальной телевизионной премии ТЭФИ Леонид Парфенов рассказывает о новом фильме, а также рассуждает о причинах возникновения и поощрения антисемитизма на государственном уровне в СССР и о замалчивании Холокоста на территории Советского Союза.

DW: Почему в СССР после войны с нацистами, которые массово уничтожали евреев, произошел такой всплеск антисемитизма на государственном уровне? Чем руководствовался Сталин?

Леонид Парфенов: Мы можем только конструировать его логику, но до конца ее никогда не разгадать. Явно это было средством новой мобилизации лояльности, нового патриотизма, подчеркнуто великорусского – в отличие от интернационализма 1920-30-х. Вся эта борьба с “безродными космополитами” была частью кампании послевоенных заморозков, закручивания гаек и самоизоляции. Наверняка и личные мотивы Сталина имели место: ярость из-за романа его дочери Светланы с Алексеем Каплером, ее неудачный брак с Григорием Морозом (Морозовым), тоже евреем. Но вообще логика, которой руководствуется самовластный правитель – это его тайна, которой он никогда не делится.

– Почему тема Холокоста на территории Советского Союза, которая по хронологии должна была быть отражена во втором фильме, показана в третьей части? 

– Потому что общество, да и то небольшая его часть, интеллигенция, про это узнало в 1961 году – после скандальной публикации небольшой поэмы Евтушенко “Бабий Яр” и затем исполнения (тоже непросто давшегося) 13-й симфонии Шостаковича, написанной на основе этой поэмы. А до этого уничтожение евреев на оккупированных территориях по этническому признаку официально замалчивалось – об этом в фильме говорится. А само понятие “Холокост” и мировые представления о нем дошли до страны уже вообще в перестройку.

– Перед просмотром фильма вы сказали, что вашему поколению досталась проблема, которую уже не знает поколение нулевых годов. Если вернуться назад во времени, как вы тогда ощущали проблему “пятого пункта”?

– Я как русский сам ее не ощущал. Но все мы жили среди этих разговоров: в какие вузы, на какую работу, в какие поездки не пускают по “пятому пункту”. Особенно в интеллигентской среде это был такой постоянный фон. Говорили и про эмигрантов, про “отказников” и невозвращенцев. Теперь этого просто нет, как и самого “пятого пункта” – национальность – в анкете. 

– Согласно опросу “Левада-центра”, большая часть россиян хочет видеть президентом России “русского”. Выходит, этническое происхождение все еще имеет значение? 

– А если спросить: “Кого бы вы хотели видеть министром обороны России?” Тоже ответят, что русского. В том-то и дело, что Шойгу считают русским. Можно быть русским с отчеством Кожугетович. И если сказать, что он тувинец, то ответят: “Ну да, то есть – русский”. Шойгу – русский генерал, как и Багратион, а Левитан – русский пейзажист.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии