Пожар под Винницей сломил хребет ВСУ

Взрывы на военных складах на Украине, произошедшие за последний год, существенно ослабили ВСУ. Об этом заявил бывший боевик «Азова», ныне депутат Верховной Рады Олег Петренко, входящий во фракцию Блока Петра Порошенко.

По словам депутата, уничтожение складов в Балаклее Харьковской области, которое произошло весной, и недавний пожар в Калиновке Винницкой области поставили под вопрос боеспособность украинской артиллерии, которая, в общем-то, после фактического разгрома украинской авиации остаётся «становым хребтом» ВСУ.

«Если после Балаклеи очень ослабились возможности нашей ствольной артиллерии, то после того, что произошло в Калиновке, мы все видим, что не так уж всё хорошо относительно боеприпасов к РСЗО, к реактивной артиллерии. Теперь и в этой части ещё более ухудшатся наши артиллерийские возможности. А это — ключевое, что есть в нынешнем формате войны», — сказал Петренко.

 

По предварительным данным Генштаба Украины, на складах, где хранилось около 83 тысяч тонн боеприпасов, в том числе ракеты систем залпового огня «Смерч», «Ураган» и «Град», уничтожено до трети запасов. Секретарь комитета Верховной рады по вопросам национальной безопасности и обороны Украины Иван Винник оценил ущерб от ЧП в $ 800 млн.

Учитывая, что сама Украина боеприпасов фактически не производит, встаёт вопрос: насколько реально для Киева продолжение войны в Донбассе. И раньше неоднократно украинские генералы заявляли, что годных для стрельбы боеприпасов в их распоряжении всё меньше. Временно проблему решили за счёт того, что негласно в «незалежную» передавались снаряды из стран бывшего соцлагеря. Однако и этот резерв не бесконечен.

По словам директора украинского Института анализа и менеджмента политики Руслана Бортника, случаи взрывов на складах с боеприпасами влияют на информационную картинку в мире об Украине. И это значит огромные репутационные потери как для страны, так и для нынешней власти. «Как этой власти и элитам можно давать оружие, если они банально не могут сохранить существующие внутренние боевые арсенал. После очередной трагедии никаких кадровых решений не последовало, такое ощущение, что власть все устраивает», — заявил политолог.

Получается, что и шансы на получение западного летального оружия у Киева резко упали.

— Порошенко как раз выгодна такая вялотекущая война, поскольку число боеприпасов на Украине действительно ограничено, — говорит политолог и блогер Анатолий Несмиян. — И если на ведение активных боевых действий снарядов действительно может надолго не хватить, то на позиционную войну против ДНР и ЛНР их хватит ещё не на один год. До начала войны называлась цифра 2,3 миллиона тонн боеприпасов, которые складировались именно на Украине. Конечно, такой объём при всём желании трудно расстрелять и даже распродать быстро. Можно предположить, что не меньше половины этих запасов остаётся в арсеналах ВСУ.

Думаю, что война в Донбассе, это тот козырь, который Порошенко до последнего будет стараться держать при себе, используя его в игре и с Россией, и с Западом. Ему выгодна поза обиженного мощным агрессором президента для того, чтобы постоянно клянчить помощь у Запада.

«СП»: — Однако такая поза может приносить дивиденды год, два. А что дальше?

— В Киеве сейчас не мыслят категориями даже года. Их горизонт планирования — месяц-два. Загадывать дальше, действительно, нет смысла, поскольку ситуация регулярно меняется.

— Ситуация с возгоранием военных складов в общем-то типична для большинства постсоветских стран, — говорит директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. — Очень часто это означает, что на носу очередная ревизия. В России подобные пожары нередко случались до середины «нулевых» годов. Под пожары списывались хищения вооружений и прочих материальных средств. Посмотрите, в последние годы контроль за материальными ресурсами в российской армии ужесточили, поэтому и пожаров стало гораздо меньше. На Украине разворовывание продолжается и при новой «майданной» власти. В советское время Киевский военный округ был самым обеспеченным ресурсами из всех военных округов, поскольку традиционно предполагалось, что именно на западном направлении могут возникнуть боевые действия с применением обычных, не ядерных вооружений. После 1992 года огромные запасы вооружений оказались в распоряжении украинского генералитета и связанных с ним структур. Понятно, что в условиях, когда власти Украины почти не уделяли внимания развитию армии, вооружения стали растекаться по всему миру. Не случайно, многие «оружейные бароны» известны тесными связями с представителями украинской власти. Поэтому наиболее вероятная причина пожаров — попытка списать хищения.

 

«СП»: — Насколько выгодно Порошенко в данной ситуации продолжение войны в Донбассе?

— Порошенко оказался в ситуации, когда из очень плохого варианта и просто плохого, надо выбрать просто плохой. Просто плохой вариант для президента Украины заключается в том, что война помогает ему сдерживать наиболее радикальных националистов на востоке страны. Если же прекратить войну, они вернутся в Киев и начнут требовать свою долю от властного пирога.

С другой стороны, вот уже больше трёх лет идёт война, в которой были поражения, но не было значимых побед. И они принципиально невозможны, поскольку переход украинской армии в широкомасштабное наступление почти наверняка приведёт к тому, что снова подует «северный ветер». Однако недовольство таким положением тоже порождает нелояльность украинских военных к власти Порошенко. Не думаю, что для президента Украины сейчас было бы лучшим выходом прекращать военные действия под предлогом того, что боеприпасов у ВСУ всё меньше. Думаю, что на самом деле Порошенко пока не понял, что для него более опасно — прекратить военные действия или поддерживать их без перспективы победы над ДНР и ЛНР.

— То, что уже третий раз за год на Украине горят военные склады — наводит на мысль о неслучайности происходящего, — говорит украинский политолог Алексей Якубин. — Если они происходили из-за несоблюдения правил хранения и защиты боеприпасов, то получается, что никто не сделал выводов после крупного пожара в Балаклее. Мы даже не увидели отчёта, что же произошло, согласно официальной версии. Лично я склоняюсь к мысли, что пожары происходят либо по халатности, либо из желания скрыть хищения.

В пользу последней версии говорит то, что сейчас на Западе разгорается скандал в связи с тем, что Украина, по всей вероятности, причастна к нелегальной продаже оружия в Южный Судан. Кроме того, не так давно обсуждалась тема, что Украине не хватает 4-х миллионов евро на утилизацию боеприпасов. Теперь после пожара эту сумму, а, может быть и большую, получить от европейских структур будет гораздо проще.

«СП»: — При всём том видно, что бардака на Украине всё больше. Не слишком ли опасно такой стране воевать? Может быть Порошенко сейчас всерьез начнёт давить на Верховную Раду, что выполнить Минские соглашения?

— В целом вся эта ситуация, конечно, используется противниками Порошенко, чтобы всячески скомпрометировать его и его сторонников. Дескать, пока есть такой президент и его ставленник — министр обороны Муженко, дела в нашей армии будут идти всё хуже.

Я бы связывал прекращение военных действий на Востоке Украины со встречей помощника президента России Владислава Суркова и спецпредставителя президента США по Украине Курта Волкера. Думаю, что принципиальное решение о вводе миротворцев уже в какой-то мере принято, однако не обговорены многие детали.+

Конфликт в Донбассе однозначно выгоден представителям «Народного фронта», который в Киеве называют партией войны. Многие в украинской элите имеют свои дивиденды от этой войны. Порошенко в данном случае скорее лавирует, поскольку думает о втором сроке и пытается сохранить определённые контакты с западными странами.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии