Правозащитный след Сороса: как Amnesty International защищает интересы США

0
10

Непременный участник любого международного скандала – правозащитная организация Amnesty International – в последнее время выступает на новых рубежах американских интересов, в Турции и Мьянме. Особенное усердие правозащитники AI проявили в разжигании нового религиозного конфликта в Азии, обвинив бирманские власти в геноциде рохинджа. Несмотря на явный политический подтекст обвинительных провокаций, Amnesty International выставляет себя независимым органом, лишенным персонализированного финансирования.

На сайте организации говорится, что её годовой доход формируется за счет «взносов и общественных пожертвований», однако отчеты об источниках финансирования до 2014 года отсутствуют. Из открытого доступа они исчезли после того, как в СМИ просочилась информация о щедрых взносах из «Национального фонда демократии», организатора арабских революций 2011 года. Учитывая, что любой грант подразумевает выполнение конкретной миссии в интересах донора, Amnesty International выступила тогда прямым агентом влияния NED.

Ещё одним постоянным партнером Amnesty International является скандально известный фонд Джорджа Сороса «Открытое общество». Информация об этом с сайта самой Amnesty уже вычищена, зато сохранилась на сайте соросовской структуры. Начиная с 2008 года, Фонд Сороса предоставил трехлетний грант американскому филиалу AI. В июне 2011 года он опубликовал отчет, оправдывающий военную операцию США в Ливии, после которой ливийское правительство было свергнуто, а сама страна была оккупирована и уничтожена.

Более того, данную субсидию в Комитете по иностранным делам Конгресса пролоббировала тогдашний госсекретарь США Хиллари Клинтон. Возглавляла американский филиал Amnesty в самый разгар «Арабской весны» её бывшая помощница из Госдепа Сьюзан Носсель. Именно она разработала резолюцию о «нарушениях прав человека» в Ливии, Сирии и Иране. Поэтому Amnesty International активно сотрудничала с правительственными учреждениями США. Тем не менее, на сайте организации утверждается, что она «не зависит от какого-либо правительства, политической идеологии, экономических интересов или религии».

Вслед за Ливией борцы за права человека начали дискредитировать Сирию, голословно обвинив режим Асада в организации массового убийства более 13 тыс. заключенных в дамасской тюрьме Сейднайя. Несмотря на то, что на основе этого доклада могли быть приняты решения глобального значения, в нем не было представлено никаких реальных доказательств. Астрономические данные жертв были результатом арифметических расчетов, основанных на анонимных показаниях неназванных свидетелей.

В целом, в бытность госсекретарем Хиллари Клинтон идеологические линии Госдепартамента, Amnesty International и фонда Сороса оказались настолько схожими, что предвосхитили участие правозащитников в травле Дональда Трампа. Защита прав сексуальных меньшинств, трансгендеров, мигрантов и феминисток вкупе с негативными излияниями в адрес властей Сирии, Ливии, Ирака, Ирана и России стали прелюдией к организации протестов в поддержку проигравшей выборы Клинтон накануне и после инаугурации нового президента США. Так, генсек Amnesty International Салил Шетти в предисловии к отчету за 2016-2017 годы назвал политику Трампа «глубоко враждебной осуществлению прав человека».

Помимо доказательств сотрудничества Amnesty International с Госдепартаментом США и такими ангажированными структурами, как фонд «Открытое общество» и «Фонд Форда», существуют данные о государственных вливаниях в многочисленные филиалы Amnesty по всему миру.

Так, израильское отделение приняло в 2008 – 2009 годах пожертвование Госдепартамента США в размере около 400 тыс. шекелей, а в 2010-ом – более 60 тыс. шекелей от королевства Нидерландов. Британский филиал в 2011 году получил грант от Департамента международного развития Великобритании в размере 842 тыс. фунтов стерлингов, который является частью более крупного пожертвования, выплачивавшегося в течение четырех лет. Пятилетний грант в размере приблизительно 3,85 млн фунтов стерлингов был выделен с января 2013 года по декабрь 2017 года через вклад норвежского правительства в Норвежскую вещательную корпорацию NRK.

Тем не менее, официально утверждается следующее: «Привлечение средств такого типа представляет потенциальные проблемы для независимости и беспристрастности по отношению к правительствам. Особенно, когда финансирование гранта требует конкретных контрактных обязательств. Существует также риск общественного мнения о том, что независимость Amnesty International становится уязвимой или уменьшается при принятии государственных средств».

Правда, в резолюции австралийского филиала Amnesty International существует оговорка о том, что государственные средства принимаются на образовательные программы в области прав человека. Однако она исключена из положения о средствах и грантах головной организации. Причина столь избирательного подхода к освещению источников финансирования кроется в соблюдении видимости «независимости». Ведь, как показывают соцопросы, основной причиной общественной поддержки Amnesty International является её «неспособность принять государственное финансирование».

Помимо госсредств, существуют механизмы получения пожертвования от «компаний с политическими и финансовыми интересами». Согласно положению от ноября 2007 года, они принимаются в том случае, если такие контакты не причинят урон репутации Amnesty International, составляют 10 % годового дохода в размере более 100 тыс. фунтов и прошли процедуру отбора через Международную программу сбора средств.

Однако, несмотря на все эти оговорки и напускной официоз, можно с уверенностью сказать, что Amnesty International является международным наемником, рекрутированным государственными организациями и корпорациями для защиты своих экономических и политических интересов.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии