“Северный поток-2” перекроет немецкий турок Оздемир.

0
7

Новое правительство Германии может оказаться предельно русофобским.

В субботу, 28 октября, один из трёх самых популярных немецких еженедельников — журнал Focus, ссылаясь на итоги опроса, проведённого экспертами авторитетного в Германии Института изучения общественного мнения Kantar Emnid, объявил «городу и миру», что «58% немцев за поддержание более тесных связей Германии с Россией».

Как сообщалось далее, «в отличие от этого, 20% сказали, что такие отношения, скорее, должны быть ещё больше сокращены, остальные же не имели никакого мнения по данному вопросу. Причём в Восточной Германии за улучшение отношений с Россией высказались даже 66% населения (в Западной Германии 56%), и только 18% хотят, чтобы Германия имела меньше связей с Россией (в Западной Германии 20%).

Наибольшая поддержка сближению двух стран отмечена среди сторонников партии «Альтернатива для Германии»: 74% из них высказались за более тесные отношения с Россией (ещё 23% сказали, что «скорее, за такие отношения»). За ними следуют сторонники Левой партии (71%), Свободной демократической партии (69%), Христианско-демократического союза (59%), Социал-демократической партии (58%) и «зелёные» (54%). Опрос охватил 1 007 человек и проводился с 24 по 25 октября”.

Именно 25 октября в Москве с рабочим визитом побывал экс-министр иностранных дел ФРГ, а с февраля текущего года — президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер.

Штайнмайер — первый президент ФРГ, посетивший РФ с начала кризиса на Украине. Его предшественник — восточногерманский лютеранский пастор Йоахим Гаук, долгое время находившийся под наблюдением МГБ ГДР из-за своей правозащитной деятельности (в досье на него Гаук был охарактеризован как «неисправимый антикоммунист» (нем. «unverbesserlicher Antikommunist»), отказался не только от официального визита в Россию, но и от поездки на Олимпиаду в Сочи. Последний раз РФ посетил президент ФРГ Кристиан Вульф, но было это семь лет назад.

Нынешняя программа визита была обширной, но центральным событием являлась его встреча с президентом РФ Владимиром Путиным.

Как накануне визита Штайнмайера в Москву, так и по его итогам российские и немецкие СМИ, хоть и разными словами и с разной расстановкой акцентов, но в целом одинаково описывали встречу глав двух государств: между Россией и Германией существуют тесные связи во многих сферах, однако наряду с тем есть недоверие и политическая напряжённость. И цель приезда Штайнмайера заключалась в том, чтобы найти пути выхода из негативной спирали конфронтации, утраты доверия и взаимных упрёков.

Читайте также

ВВП Украины уплывет по «Северном потоку-2»

Американский посол испугала Киев потерями от запуска российского газопровода

По итогам переговоров с Путиным Штайнмайер в заявлении для прессы сказал, в частности, следующее:

«Думаю, что отчуждение, которое произошло в прошлом, мы не можем отменить, но наша цель должна заключаться в том, чтобы большим разногласиям прошлых лет противопоставить большую предсказуемость, восстановление определённого минимума доверия. Наши взаимоотношения — я говорю не только о тех, кто несёт ответственность в правительстве, но и просто о людях в России и Германии, — эти взаимоотношения слишком важны, и они остаются слишком важными, чтобы мы оставались в состоянии отсутствия диалога при всей ясности и чёткости того, что мы говорим друг другу… Я думаю, мы достаточно реально смотрим на вещи, чтобы сказать: да, в ходе одной беседы можно что-то сдвинуть. Но наши совместные усилия мы возьмём себе в качестве домашнего задания, чтобы внести свой вклад не только в укрепление наших отношений, но и в их улучшение».

Неспроста, ох, неспроста отметил Штайнмайер в своём заявлении «тех, кто несёт ответственность в правительстве». Потому что если «просто люди в Германии» в своём большинстве (58%) выступают за поддержание более тесных связей ФРГ с РФ, как это явствует из итогов соцопроса НИИ Kantar Emnid, то в правительстве — я имею в виду формируемое сейчас правительство Германии, — дела в этой части обстоят — хуже некуда.

Напомню: по итогам состоявшихся в сентябре текущего года парламентских выборов Социал-демократическая партия Германии, потерпев сокрушительное поражение (соцдемы получили всего 20,5% голосов, что на 5,2% меньше в сравнении с предыдущими выборами), входить в правительство отказалась. И единственным реальным форматом правящей коалиции стала так называемая «Ямайская коалиция» (государственный флаг Ямайки чёрно-желто-зелёный). Это блок консерваторов из возглавляемого канцлером Ангелой Меркель Христианско-демократического союза и его «сестринской» партии — баварского Христианско-социального союза (партийный цвет консерваторов из ХДС/ХСС чёрный), а также либералы из Свободной демократической партии (СвДП, «жёлтые») и «Союз-90/зелёные».

Каково же отношение этих партий к России?

Ещё в декабре 2016 года, выступая на съезде ХДС в Эссене, канцлер Меркель прямо заявила, что Германия в связи со сложившейся в мире ситуацией пересмотрит своё отношение к РФ: «Мы имеем дело с ситуацией в мире, особенно в свете американских выборов, в которой подходы должны быть заново сформулированы — прежде всего к таким важным вещам, как НАТО и отношения с Россией». При этом Меркель вопреки уже сложившейся традиции, не сказала ни слова о готовности поддерживать диалог с Москвой и о важной роли России в разрешении мировых конфликтов. Эту позицию Меркель выдерживает и сегодня, так что ожидать от ХДС/ХСС каких-то позитивных изменений в отношении России не приходится.

Директор политических программ брюссельского Центра европейских исследований им. Вилфрида Мартенса, немецкий политолог-аналитик Роланд Фройденштейн убеждён:

«В отношении России политика нового правительства останется примерно такой же, как сейчас. То есть двойственной: в каком-то отношении весьма чёткой, в каком-то — крайне неудачной. Например, мне кажется смешной попытка нашего правительства защищать проект „Северный поток-2“ как коммерческий, каковым он не является. Это геополитический проект. Он направлен на то, чтобы ослабить Украину и восточноевропейские страны, входящие в ЕС и НАТО, и усилить зависимость Европы от российских энергоносителей. А это нечто обратное тому, что нам нужно. Увы, скорее всего эта двоякость сохранится. С другой стороны, большинство в новом правительстве, видимо, будут составлять сторонники сохранения антикремлевских санкций. Ну и главный фактор — персональный. Ангела Меркель осталась канцлером, значит, и больших изменений в политике в отношении России не будет».

 

Это своё мнение Фройденштейн высказал в понедельник, 30 октября, в объёмном интервью «Радио Свобода».

Теперь несколько слов о либералах из Свободной демократической партии.

Их позиция в отношении Москвы, мягко говоря, неустойчивая. Так, если в начале своей предвыборной кампании председатель СвДП Кристиан Линднер заявил о необходимости корректировки курса Берлина по отношению к России («Крым пока следует рассматривать как временное решение на неопределенный срок, конфликт вокруг аннексированного Россией полуострова следует отгородить от остальных тем, чтобы достичь прогресса по другим пунктам»), то уже за месяц до выборов «жёлтые» попятились назад: «Если Россия хочет выйти из тупика, то действующие санкции должны быть ужесточены. Если Россия пойдёт навстречу, то можно постепенно ослаблять санкции, — заосторожничал Линднер. — Возможно, когда-нибудь ситуация разрядится настолько, что можно будет говорить и о Крыме».

Теперь же Михаэль Линк — представитель СвДП на коалиционных переговорах, с ведома и одобрения Линднера заявляет, что «СвДП хочет добиться меньшей зависимости ЕС от российской энергетики, а также добиться формирования единой европейской энергетической политики. Обе эти цели плохо увязываются с проектом «Северный поток-2».

Ну и, наконец, «зелёные».

Из всех семи представленных сейчас в Бундестаге партий «зелёные» занимают самую враждебную позицию по отношению к России и её президенту. Сопредседатель партии этнический турок Джем Оздемир ещё в начале текущего года в интервью государственной медиакомпании Deutsche Welle заявлял:

«Президент России Владимир Путин со всей очевидностью угрожает Западу и западным ценностям. Он не хочет, чтобы Европейский союз был сильным, он не хочет, чтобы было НАТО». Также Оздемир указал на необходимость сохранения санкций в отношении российских властей и защиты стран Балтии и Восточной Европы от агрессии Москвы. По его словам, «санкции нельзя отменять до тех пор, пока Путин не остановит свои войска на востоке Украины. Это не сепаратисты, это Россия, которая вмешивается в ситуацию в Украине. Надо быть слепым, чтобы этого не заметить».

Оздемир был одним из немногих немецких политиков, выступавших за ужесточение санкций против финансового сектора РФ. В разгар крымского кризиса он предлагал отключить Россию от SWIFT и призывал к пересмотру сделки немецких предприятий с Россией в нефтегазовой отрасли.

А в августе текущего года Оздемир уже на следующий день после «крымского» заявления Кристиана Линднера назвал его предложение «неправильным путём для немецкой внешней политики», обвинив лидера СвДП в «подготовке пакта с другом диктаторов».

В последние дни Оздемир ещё резче высказывается в адрес России: если недавно он признавал, что Россию как соседа по европейскому дому нельзя полностью игнорировать, то теперь он призывает к жёсткой политике в отношении РФ. Так, в октябрьском интервью Deutsche Welle он назвал «неуместными» разговоры об ослаблении санкций против Москвы и призывал к их ужесточению. Более того: он обвинил Россию в применении принудительного труда и похищении людей на юго-востоке Украины.

Я почему так подробно пишу об Оздемире: в формируемом сейчас новом кабинете Меркель его — одного из главных ненавистников России — прочат на пост главы МИД ФРГ. Но и без него новое немецкое правительство окажется ещё более антироссийским, чем предыдущее. В таких условиях вести конструктивный диалог с Германией в ближайшей перспективе Россия вряд ли сможет.

Одно утешает: у участников чёрно-жёлто-зелёной коалиции по многим вопросам внутренней и внешней политики — а прежде всего, по беженцам и климату, — имеются непримиримые противоречия. Они особенно сильны между «зелёными» и одним из членов блока «чёрных» консерваторов — баварским ХСС. Консультации на тему беженцев забуксовали из-за проблемы воссоединения семей. Сейчас в Германии действует введенный до марта 2018 года мораторий на такое воссоединение для лиц, получивших временное убежище на период, пока на их родине идёт гражданская война. Когда она закончится, эти беженцы, по идее, должны будут вернуться домой — как в своё время это произошло с боснийцами, получившими временное убежище в Германии.

Однако «зелёные» этот аргумент категорически отвергают: «Для нас гуманность и порядок остаются краеугольными камнями гуманитарной миграционной политики, — упрямо твердит без пяти минут глава германского МИД Джем Оздемир.

Если по этому и другим имеющимся принципиальным разногласиям участникам «Ямайки» не удастся достигнуть компромисса, Германию ждут внеочередные выборы.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии