“Смерть Сталина”: зачем России нужно “МЧС по разжиганию”

Если вы думаете, что с выходом на экраны фильма из жизни петербургских аристократов и балерин конца XIX века все закончится, то — нет. В октябре в мировой прокат выходит американо-британская комедия “Смерть Сталина”, и вокруг нее тоже уже началось.

Вначале — о самом фильме. Никакого отношения к советской России он, безусловно, не имеет. Это комикс черного юмора, снятый по комиксу же и оформленный в декорациях “рашен тоталитаризм однажды в двадцатом веке стайл”. То есть очень много красных звезд, налепленных на все. Очень много парадных кителей и мундиров, дубовых дверей, портретов и красных тяжелых занавесей. Очень много зимы и русского снега. И множество британских и американских лицедеев, условно изображающих отечественных исторических деятелей.

Режиссер этого фэнтези Армандо Йануччи почти всю предыдущую жизнь снимал абсурдистскую политическую сатиру из жизни США и Великобритании, чем и прославился. И в “Смерти Сталина” все будет примерно так же. Любители увидят сказочную страну, названную “Совьет Раша”, в которой сначала вся элита чихнуть боится в присутствии диктатора, а потом, когда тот внезапно падает с ударом, она сперва боится что-либо предпринять от слова совсем, а потом все смелее и смелее вгрызается друг в дружку над телом покойного.

Нас вся эта чужая веселуха касается только одним боком. Руководитель общественного совета при Минкульте П. Пожигайло высказался в том смысле, что перед решением о выдаче фильму прокатного удостоверения государству следует получить копию — и пусть коллектив экспертов оценит, не содержится ли там какого-нибудь разжигания. Потому что если содержится — то лучше пусть граждане, которым так надо, качают с торрентов.

Заметим: речь идет именно о разжигании, а не об “искажении истории”. Поскольку внятного канона отечественной истории у государства как не было четверть века, так и сейчас нет, единственное, что государственная экспертиза может оценивать, так это степень провокационности произведений.

Но вот в чем вся штука. У нас на уровне государства, масс-медиа и искусства одновременно в обороте две легальные тенденции, противоречащие друг другу.

С одной стороны, внедряется идея об уважении ко всем периодам отечественной истории. Говорится (с высоких постов) о том, что разоблачительно-проклинательный угар в отношении прошлого должен прекратиться. Что, например, подвиг советского народа в Великой Отечественной войне не должен более очерняться никакими “творческими переосмыслениями”. И что изображать советских людей сборищем подловатых трусов и стукачей — нехорошо.

Михаил Калинин, Иосиф Сталин, Климент Ворошилов, Вячеслав Молотов, Максим Горький на трибуне Мавзолея Ленина приветствуют парад физкультурников на Красной площади

С другой стороны, этот “бан на мазохизм” до сих пор не касался самого советского государства как политической и социальной системы. И уж совсем не касается коммунистической идеологии, которую наше государство 70 лет провозглашало и пыталось воплотить в жизнь.

Как следствие — мы наблюдаем год за годом несколько шизофреническую картину. Гражданам можно и даже должно гордиться Знаменем Победы, но творцам позволено сожалеть о том, что оно было красным. Кинематограф снимает фильмы о советском прорыве в космос, но в них рефреном звучит, что эти прорывы совершены “в кандалах” (и вообще как будто из-под палки).

Получается, героический, творческий, созидательный народ России двадцатого века есть, но весь его героизм, творчество и созидательность осуществляются сквозь оковы и как бы вопреки стране.

Логики тут нет, и понятно почему. Потому что этот подход к художественному изображению истории порожден не логикой, а компромиссом между двумя рисками. Между риском принять позицию откровенно антисоветскую — и наоборот.

Государство прекрасно сознает, что, приняв идейный антисоветизм, оно окажется в хвосте у антироссийских идеологов. У восточноевропейских “национал-демократий”, давно нудящих о необходимости “Нюрнберга для России, наследницы СССР”. У эмигрантского отребья, проводящего на деньги ЕС, США и одного американского мецената непрерывные конференции на тему “Как нам люстрировать Россию и очистить ее от чекистов”. У собственных “десоветизаторов”, которых большинство граждан на дух не переносит. Даже у Украины, чьи успехи в освобождении от советского наследия говорят сами за себя, Российское государство окажется в хвосте, в “ученическом” положении. Последствия представить легко и страшно. Ибо (сюрприз) все, кто окажется тогда нашими “наставниками”, никакой разницы между антикоммунизмом и русофобией не видят. У них все гармонично, для них вся Россия — большой ГУЛАГ, мавзолей и памятник тоталитаризму, который надо снести.

Генералиссимус Советского Союза Иосиф Виссарионович Сталин

Но государство также сознает и другое. Обратный вариант для него — тоже угроза. Реабилитация того, во что верили советские наши предки, введет государство уже в другую шизофрению. Ибо восстановление советских идеалов противопоставит его уже современной российской действительности, выросшей, как ни крути, из антисоветской “капиталистической революции” 90-х. И тогда стабильность, которую ценят и государство, и элиты, да и значительная часть общества, шатнется тоже будь здоров.

Поэтому государству из всех плохих для него вариантов остается один — не допускать слишком радикальных исторических оценок прошлого века. Ни с “антисоветской”, ни с “просоветской” позиций.

Так что вернемся к несчастной американской комедии про смерть Сталина. Понятно, что никакого заговора с целью кого-то в России спровоцировать комедианты не планировали. Они наши проблемы с историей вообще в гробу видели, основная их аудитория — не мы с вами. Но у нас — безотносительно их намерений — их творческое шапито может взбить такие бурления, что фильм перед прокатом действительно неплохо бы посмотреть “специалистам по противопожарной безопасности”.

Как, скажем прямо, стоит отсматривать перед выходом и многие отечественные проекты — уже вышедшие и только ожидаемые. Большая часть которых проходит, раскроем тайну, вообще мимо какого-либо единого государственного органа. И регулярно вызывает скандалы.

Так что введение “культурно-исторического МЧС по разжиганию ненависти”, пожалуй, действительно назрело.

Вопрос только в том, из кого это МЧС формировать. Штука-то вся в том, что радикальным историко-идейным сектантством (с “не забудем, не простим, как умеем отомстим”) у нас страдают многие — включая граждан, носящих чины и звания экспертов. И среди потенциальных претендентов на роль пожарных есть немало любителей заливать искры бензином.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии