США и Индия готовят удар по России и Китаю

0
5

Давно наметившееся изменение расстановки сил и ролей мировых игроков в Азии, катализатором которого стала активная политика Китая в Южно-Китайском море, похоже, может ускориться еще больше после начала США нового этапа операции в Афганистане. Усилившееся в связи с этим давление на Пакистан все больше толкает его в руки Китая и России, которые пытаются всеми доступными средствами изолировать США в Азии, в том числе ограничивая их возможности по проецированию силы.

Американские военные исходят из необходимости как можно скорее нивелировать эту угрозу. В этих условиях США активно претендуют на роль партнера Индии, которая, наблюдая сближение России с Китаем и Пакистаном, стремится получить сильного внешнего союзника. В случае успеха США ожидает целый ряд бонусов, одним из которых станет серьезнейший удар по российскому экспорту вооружений. Прошедший на прошлой неделе визит в Индию министра обороны США Джеймса Мэттиса, первого члена правительства Дональда Трампа, посетившего эту страну с официальным визитом, свидетельствует о том, что нас неизбежно ждет новый эпизод Большой игры, последствия которого непредсказуемы.

История повторяется

Термин «Большая игра» происходит из XIX века, времен противостояния России и Великобритании в Азии. Обе державы видели взаимную угрозу и стремились максимально подорвать позиции друг друга, часто действуя чужими руками. После Второй мировой войны Великобритания потеряла контроль над Пакистаном и Индией, а впоследствии полностью утратила влияние на Иран.

СССР ненадолго победил, став ближайшим союзником Индии и поставив под контроль Афганистан, но в результате распада СССР Россия утратила собственные территории в Центральной Азии. США, действуя через Пакистан и поддержку повстанческих движений в Афганистане после распада СССР, не смогли (или не захотели) конвертировать это влияние в развитие региональных партнеров и в результате сами завязли в Афганистане, наращивая противоречия с союзниками из Исламабада.

Сегодня история повторяется — происходящее в Азии вновь можно назвать Большой игрой. Только на этот раз ключевыми ее участниками стали США и Китай. Россия, осторожно выступая на стороне Китая, пытается решить собственные проблемы, такие как сохранение рынков сбыта или получение инструментов давления на США в вопросе санкций.

США играют на обострение

© Manish Swarup/ AP/TASS

«США считают очень важным построение стратегических отношений в области обороны с Индией», — это заявил министр обороны США Джеймс Мэттис в самом начале своего четырехдневного визита в Индию на прошлой неделе.

Впрочем, это скорее констатация факта, чем заявление о намерениях. В этом смысле преемственность политики администрации Барака Обамы и Дональда Трампа очевидны. Прошлый американский президент активизировал сближение с Индией, назвав еще в начале своего первого срока отношения двух стран «одними из определяющих для XXI века». За восемь лет бывшему президенту США удалось добиться немалого на этом пути.

Кульминацией индийской политики предыдущей администрации стало подписание меморандума о военной логистике, которое состоялось в августе прошлого года. Этот документ предполагает возможность взаимного использования территорий стран, их воздушного пространства и военно-морских баз для ремонта и снабжения. Появление такого соглашения существенно упрощает проведение совместных военных и гуманитарных операций, а также военных учений. Аналогичный договор действует, к примеру, между США и их союзниками по НАТО.

Меморандум о военной логистике стал необходимостью из-за усиления военных связей двух стран, особенно сотрудничества на море, которое направлено против усиления в регионе Китая. О «совместном стратегическом видении проблем Азиатско-Тихоокеанского региона и региона Индийского океана» Барак Обама и премьер-министр Индии Нарендра Моди заявили еще в январе 2015 года. На этой базе в апреле 2016-го был начат диалог о безопасности на море. Одновременно страны развивали практическое взаимодействие.

Индия с 2002 года совместно с США, Австралией и Сингапуром регулярно принимает участие в военно-морских учениях «Малабар», к которым с 2015 года присоединилась Япония. В 2017-м в этих учениях были задействованы авианосец ВМФ США с кораблями сопровождения, группа кораблей ВМС Индии во главе с авианосцем российской постройки «Викрамадитья» и крупнейший корабль морских сил самообороны Японии — вертолетоносец класса «Идзумо». В 2016 году Индия также приняла участие в крупнейших военно-морских учениях RIMPAC (Rim of the Pacific Exercise), где до этого выступала лишь в роли наблюдателя.

© Юрий Смитюк/ТАСС

В этот раз перед Джеймсом Мэттисом в ходе его визита стояла задача укрепить достигнутые успехи и заручиться поддержкой Индии в новых построениях США в Афганистане, а также договориться об усилении давления на Северную Корею.

«Это историческая возможность для наших двух стран, время стратегической конвергенции, — заявил министр обороны США после прилета в Индию. — В то время как Индия занимает свое законное место за мировым столом, она найдет в США надежного партнера».

При этом по Афганистану США вряд ли ожидают от Индии прямого участия «на земле», речь скорее идет о финансовой поддержке местного правительства (Индия в последние годы выделила более 3 миллиардов долларов для помощи Афганистану и занимается подготовкой афганских офицеров), а также использовании отношений с Индией для демонстрации Исламабаду недовольства его негласной поддержкой боевиков «Талибана» и сближения с Россией. Очень показательно, что Джеймс Мэттис отправился после Дели в Кабул, минуя Исламабад.

О позиции двух стран в отношении политики Исламабада почти прямо заявила министр обороны Индии Нирмала Ситараман, отметив, что «между США и Индией существует большая конвергенция в вопросах терроризма в регионе и тех, кто использует терроризм в государственной политике».

Джеймс Мэттис постарался смягчить эту демонстрацию, заметив, что «отношения, которые мы строим с Индией, не предполагают исключения других стран».

Китай стороны публично не упоминали, но именно этой стране «посвящены» заявления глав военных ведомств о намерении расширять взаимодействие на море. Еще один адресат посланий Нирмалы Ситараман и Джеймса Мэттиса — Россия, в которой очень внимательно следили за заявлениями сторон о наращивании военно-технического сотрудничества.

© Manish Swarup/ AP/TASS

Военно-техническое сотрудничество: третий не лишний

Индийская армия оснащена в основном советскими и российскими образцами вооружений. Сотрудничество двух стран в военной области насчитывает не одно десятилетие и длится фактически с начала существования современного индийского государства. В годы холодной войны Индия традиционно оставалась сферой влияния СССР, в то время как США поддерживали соседний Пакистан, с которым у Индии исторически есть территориальные конфликты, ставшие причиной ряда военных столкновений.

Соседство с Пакистаном и военные построения Китая заставляют Индию инвестировать огромные деньги в развитие собственных вооруженных сил. Из года в год эта страна занимает лидирующие позиции среди экспортеров вооружений. В последние годы правительство Индии уделяет большое внимание развитию собственного военно-промышленного комплекса и запустило программу Make in India, которая предполагает трансфер технологий при заключении крупных сделок на поставку вооружений и организацию сборочных производств на территории страны. Правительство Индии все чаще идет на диверсификацию источников поставки вооружений. Кроме России современные образцы военной техники покупаются в странах ЕС, Израиле, а в последние годы все больше в США, которые заняли второе место по объему поставок оружия в эту страну. Такое независимое поведение индийского руководства не нравится российской стороне, которая в ответ на это стремится занять долю рынка вооружений Пакистана, одновременно осуществляя давление на Индию и сдерживая влияние Китая в этой стране.

Усиление военного и технического сотрудничества Москвы и Исламабада также может объясняться совместными интересами по сдерживанию США в Афганистане и использованию «Талибана» для недопущения распространения в этой стране влияния запрещенного в России ИГИЛ. Появление у «Талибана» современных образцов российского оружия уже стало поводом для обвинений Москвы со стороны США в поддержке этого исламистского движения. Для России также выгодно максимальное увязание США в Афганистане и конфронтация США и Пакистана (автоматически означающие сложности с логистикой операции в Афганистане) — это потенциально усиливает переговорные позиции Москвы, давая ей в руки дополнительные козыри для решения собственных проблем в отношениях с США.

Политика Москвы крайне болезненно воспринимается индийским руководством и активно используется США в продвижении своих интересов в регионе. Случайно или нет, но визит Джеймса Мэттиса в Индию совпал по времени с участием подразделений армии Пакистана в учениях «Дружба», проходящих на территории России.

Политика, таким образом, наряду с серьезным техническим отставанием России в ряде военных технологий от США стала одним из факторов постепенного продвижения американских военных технологий на индийском рынке.

С 2011 года американцы очень успешно реализуют свои интересы на этом рынке, став вторым после России поставщиком индийской армии. Параллельно они постепенно снижали военный экспорт в Пакистан, что фактически привело к захвату этого рынка Китаем.

Основополагающим документом военно-технического сотрудничества Индии и США является принятая в 2012 году Инициатива в области оборонных технологий и торговли (DTTI). Всего же с 2008 года объем военно-технического сотрудничества США и Индии увеличился примерно с 1 миллиарда долларов до более чем 15 миллиардов долларов. В эту сумму включены индийские закупки самолетов Lockheed Martin C-130 Hercules (13 единиц), C-17 Globemaster (10 единиц) и P-8 Poseidon (12 единиц), а также вертолетов AH-64 Apache (22 единицы) и CH-47 Chinook (15 единиц). В декабре 2016 года Соединенные Штаты и Индия подписали соглашение на сумму около 732 миллионов долларов на поставку индийской армии 145 единиц 155-мм гаубиц M777.

С 2013 по 2016 год США поставили в эту страну оружия более чем на 4,4 миллиарда долларов.

При этом США открыли совместные с Индией производства компонентов самолетов и вертолетов. Для развития военного сотрудничества с Индией в 2015 году еще при прошлом министре обороны США Эштоне Картере в Пентагоне даже было создано специальное подразделение.

О готовности углублять это сотрудничество заявил в ходе своего визита Джеймс Мэттис. Основной темой переговоров в области ВТС двух стран сейчас остается поставка 22 беспилотных летательных аппаратов (БЛА) Sea Guardian (разведывательная версия для патрулирования акватории на базе аппарата MQ-9 Reaper). В июне этого года правительство США одобрило поставку данных аппаратов в Индию, что стало первым разрешением такого рода для страны, не являющейся ближайшим военным союзником США. Сделка оценивается в 2 миллиарда долларов.

Индия планирует использовать эти БЛА для усиления возможностей по поиску китайских кораблей и подводных лодок, которые несут постоянное боевое дежурство в Индийском океане.

Также индийские ВВС запросили у США 90 вооруженных БЛА Avenger Predator. Вооруженных аппаратов для ВВС, которые могут применяться в приграничных с Пакистаном регионах. Для этой сделки потребуется дополнительное разрешение Белого дома и Конгресса. Еще одним вопросом на переговорах сторон стала возможность открытия в Индии завода Lockheed Martin по строительству истребителей F-16 и F-18A.

«Мы готовы делиться некоторыми из наших самых продвинутых военных технологий», — заявил Мэттис в ходе визита.

Министр обороны Индии Нирмала Ситараман по результатам переговоров также высказалась оптимистично, отметив, что странам надо наращивать сотрудничество на базе достигнутого прогресса.

Что это означает для России?

Говорить о том, что Россия теряет индийский рынок, пока не приходится — Индия по-прежнему крупнейший партнер России на мировом рынке вооружений и в силу инерции оружейного рынка и длительных сроков эксплуатации техники еще долго будет им оставаться. В то же время низкие темпы реализации и сложности в совместных проектах, таких как FGFA (совместный истребитель пятого поколения), MTA (совместный проект по созданию транспортного самолета), неоднократные нарекания индийских военных на качество поставляемой продукции и отсутствие в России новых конкурентоспособных образцов во многих видах вооружений будет неминуемо вести к сокращению сотрудничества, особенно в условиях готовности США к трансферу технологий. К этому добавляются чисто политические факторы, описанные выше.

Для США это возможность не только хорошо заработать, но и лишить Россию одного из ее наиболее весомых источников дохода. По данным SIPRI, 70% российского военного экспорта приходится всего на четыре страны — Индию, Вьетнам, Китай и Алжир.

В нынешней мировой политической конъюнктуре возможности по диверсификации партнеров в области военно-технического сотрудничества у России резко ограничены, что очень хорошо понимают за океаном. При неизбежном в ближайшие годы снижении экспорта в Китай Индия становится ахиллесовой пятой источника финансирования российской оборонки. Компенсировать даже частичную утрату индийского рынка России будет просто нечем — количество платежеспособных клиентов, готовых работать с Москвой в сфере вооружений, в мире крайне ограничено.

США же серьезно повышает ставки в Большой игре. Наличие такого партнера в регионе, как Индия, и потенциальный плацдарм в Южной Азии исключает изоляцию США в регионе, но несет риски осложнения положения американской группировки в Афганистане. Посмотрим, чем ответят Китай и Россия.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии